Регата Gocek Race Week, май 2014

 

Нина Филиппова

Редактор журнала "Натур Продукт"

 

 

Как-то весной к нам в редакцию зашёл Михаил Воронов, основатель и владелец яхтенной школы TrySail. Беседовали, пили чай. Разговор, естественно, зашёл о путешествиях под парусами. Мы придерживались мнения, что это отдых для избранных — без определённого уровня достатка, знаний и силы там делать нечего. Михаил возражал: недельная прогулка на арендованной яхте по Средиземному морю в компании 5–6 человек обойдётся вам не дороже, чем отдых в хорошем четырёхзвездочном отеле на берегу; чтобы получить права на управление яхтой, достаточно пройти вполне доступный курс обучения, а стать членом команды в регате может любой желающий, даже подросток. Неожиданно он предложил: «Хотите попробовать?»

И вот в середине мая, упаковав необходимые вещи в тканевую сумку (чемоданы, по легенде, с лодки сразу выбрасывают за борт), я отправилась на живописное побережье Турции, чтобы принять участие в регате и познакомиться с романтичным миром яхтинга и парусного спорта.

Дом на волнах

Двенадцатиметровая трёхкаютная яхта модели «IMX 40» на неделю стала домом для нашей команды. Там мы спали, загорали, сушили белье, умывались, готовили еду. Отделанная внутри деревом и кожей, она оснащена всем необходимым: есть электричество, газовая плита, холодильник, туалет, шкафчики с посудой и провизией, постельное белье и полотенца. На ночь лодка швартовалась в марине — специально оборудованной «парковке» для яхт.IMX 40

Спальни-каюты для экипажа устроены в носу и корме лодки. Их площадь, пожалуй, единственный бытовой недостаток. Вторжение в личное пространство я ощутила, когда узнала, что в каюте, по размеру подходящей вроде как для одного, нас будет двое. Хорошо, что не трое, — ведь над двухместной койкой нависал еще и дополнительный узкий гамачок. Однако опасения оказались напрасными: третьего не появилось, а дни проходили так насыщенно, что едва касаясь головой подушки, я сразу проваливалась в сон под звуки волн, бьющихся о корпус лодки.

 

Dream Team

Когда места распределены, а вещи разобраны, начинается самое интересное — жизнь на лодке. Это удивительный социально-бытовой аттракцион, такой хорошо забытый спортивный лагерь — с зарядкой по утрам, дежурством по кухне, соревнованиями и уютными вечерними «огоньками» — посиделками с настольными играми и вином. Наш парусник назывался JukeboX (музыкальный автомат, похожий на те, что стоят в ковбойских барах из вестернов). Наверное, поэтому на борту постоянно звучала музыка. И на соревнованиях, и на морских прогулках она создавала подходящее моменту настроение — над бухтой разносились то динамичный drum-n-bass, то вдохновляющая «We are the champions», то душевные песни старых русских рокеров.

Со мной в команде оказались совершенно разные люди: финансист «Роснефти», бизнесмен, помимо всего прочего занимающийся проблемами утилизации мусора, консультант по усыновлению детей-сирот, хозяин компании, застраивающей крупные питерские мероприятия. Кто-то уже давно ходит под парусом и чувствует себя уверенно, а кто-то приехал в первый раз и с интересом наблюдает за происходящим — прямо как я. В обычной жизни мы бы вряд ли встретились таким составом; на лодке же это возможно.

our crew

Морские узлы и всё-всё-всё

Что бы ни говорил Михаил у нас в редакции, отсутствие специальной подготовки сильно меня беспокоило. Вдруг надо уметь как-то особенно драить палубу или вязать морские узлы? С вязанием-то у меня всё хорошо — и на спицах, и крючком, и на коклюшках могу. Но ведь морские узлы — это что-то совсем другое. И, как оказалось, не самое главное.

Погружение в специальность произошло моментально, на первой же учебной вылазке ровно за день до соревнований. Никаких лекций, вводных инструктажей, мастер-классов. Михаил, будучи по совместительству шкипером лодки, сразу обрушил на нас поток информации и команд. «Готовимся к постановке генуи», «Потрави мейн», «Возьми лебёдку, подбирай спинакер!», «Ready to tack!» — нужно было не просто понять, о чём идёт речь, а ещё и оперативно отреагировать.

Вначале всё происходящее вызывало некоторое замешательство с элементами паники и нервную улыбку, но уже через несколько часов стало складываться в общую картину. Из потока незнакомых слов стали выделяться названия парусов и канатов, пришло понимание команд и действий, которые заставляют лодку двигаться, набирать скорость, поворачивать. Вместе с пониманием появилось удовольствие от процесса, азарт и долгожданное ощущение морской романтики.

Между членами экипажа распределяются обязанности: кто-то регулирует натяжение многочисленных верёвок и канатов (а соответственно, и парусов), кто-то меняет паруса с одного на другой, кто-то стоит у руля. Я в основном выступала в качестве одного из двух шкотовых — людей, которые меняют положение паруса при поворотах, отпуская и фиксируя его свободный конец. Вначале это требовало значительных физических (и умственных) усилий, но через некоторое время стало гораздо легче. Вообще, Михаил любил поговаривать, что при работе слаженной команды парусный спорт превращается в гольф — такой же безопасный и так же не требует особых физических затрат.

В перерывах между поворотами у меня было ещё одно важное дело — «работать на открене». Вместе с другими свободными в данный момент членами экипажа я должна была перебегать то на левый, то на правый борт лодки и сидеть на краю, праздно свесив ноги; таким образом, за счёт веса команды, регулируется угол наклона парусника и, соответственно, его скорость. Участники тем временем могут насладиться красотами водной глади и живописных скалистых бухт — это ведь тоже важная составляющая парусного спорта.

we are the champions
Наука побеждать

Самое интересное — это, конечно, регата, гонка парусников. Бывает, что её маршрут проходит через несколько разных стран, а бывает, что соревнуются по трассам, проложенным внутри одной бухты или акватории (так устроена и регата Audi Gocek Race Week, в которой я принимала участие). Требования к лодкам тоже отличаются. Иногда необходимо, чтобы экипажи соревновались на одинаковых парусниках, а иногда участвуют «разнокалиберные» суда. В последнем случае лодки делят по дивизионам — своеобразным «весовым категориям», которые объединяют внутри себя парусники с примерно одинаковыми техническими характеристиками, чтобы уравнять их шансы на победу.

Итак, старт! Десятки белоснежных и цветных парусов быстро заскользили по воде мимо судейского судна. Хотя «быстро» — понятие условное; в этом спорте нет головокружительных, безумных скоростей, как в горных лыжах или автомобильных гонках. Максимальная скорость, которую может развить небольшая яхта,  — 12 узлов (это около 20 км/ч). Несмотря на это, азарт зашкаливает, а по мне — так зашкаливает ещё и эстетика! Этот спорт даже красивее, чем фигурное катание или художественная гимнастика.

После старта главное — не потерять скорость, не запутаться в парусах и огибать буйки без касаний. Это соревнования — здесь случается всякое.

Наша команда побывала на пьедестале пять раз: четыре — по результатам дневных гонок и один раз — самый главный — за первое место в итоговом зачёте. И хотя я понимаю, что моя роль шкотового не была ключевой на пути к победе, я всё равно чувствую гордость, причастность к общему делу. А это в парусном спорте, пожалуй, самое главное.

Вещи снова упакованы в тканевую сумку и ещё в дополнительный рюкзачок с символикой регаты, который подарили каждому участнику. Неделя пролетела как один день, нужные слова подбираются только сейчас.

Это не тот случай, когда ты позанимался чем-то полгода и забросил, охладел. Здесь ты либо бросаешь после первой попытки, либо влюбляешься в эту стихию на всю жизнь. Прав был Михаил — это стоит попробовать.

 

 Фотоотчет здесь